Посты

Энтузиазм с которым я приступил к тренировкам разведроты угас быстро. Пришлось столкнуться с трудностями различного порядка, о которых ниже:

Во-первых, офицеры, в основном выпускники Киевского ВОКУ, смотрели на мои потуги свысока и с изрядной долей скепсиса по причине того, что считали себя достаточно подготовленными в прикладном рукопашном бою, необходимом разведчику, мою же методику считали фольклором и самодеятельностью.

Во-вторых, бойцы частью имели базовую доармейскую подготовку, кто-то занимался боксом, кто-то борьбой, некоторые просто имели хорошие природные данные, но ничем ранее не занимались.

В-третьих, то, чему я пытался их обучить, плохо адаптировалось с армейской формой (тогда ещё афганки не было) бойцы носили обычное х/б и сапоги. Удары ногами поставить было невозможно, несколько легче дело обстояло с подсечками и ударами руками. При освоении ударов руками я также столкнулся со сложностями и том смысле, что имевшие боксёрскую подготовку бойцы демонстрировали изначально лучшую, чем в карате технику рук. Для себя я сделал вывод о необходимости освоения бокса.

В-четвертых, поскольку основа преподаваемой мной техники была ударная, мало времени уделялось приёмам из армейских комплексов рукопашного боя. Честно говоря, я не знал как их соединить с карате.

В-пятых, самой большой проблемой было отсутствие этих занятий в плановой боевой подготовке, отрыве личного состава на хозработы и т.д.

Через два месяца рота уехала в командировку на границу с Азербайджаном и занятия прекратились.

Всё же за время наставничества я обогатился методическим опытом и узнал пробелы в собственных знаниях и умениях, которые необходимо было срочно заполнить. Они заключались в слабом знании мною борцовской и боксёрской техники и в незнании прикладной части рукопашного боя. А то, что прикладная часть нужна, ярко показал случай, случившийся в полку.

Ночью часовой, боец разведроты, на посту застрелил повара  – тоже солдата, который воровал боеприпасы. Это было ЧП, хотя в официальной версии всё было представлено по уставу гарнизонной и караульной службы, с окриками часового, «Стой, кто идёт!», «Стой, стрелять буду!» предупредительным выстрелом вверх и уж потом на поражение. Действительность была иная.

Глубоко не вдаваясь зачем повар полез на склад боеприпасов, скажу следующее. Должен был стоять на этом посту его земляк, но того поменяли, а оказавшийся на его месте парень из разведки участвовать в преступной схеме не хотел. Между поваром и разведчиком завязалась перепалка, затем драка, в которой более рослый и сытый повар одержал вверх. Затем полез воровать боеприпасы, в это время пришедший в себя разведчик добрался до автомата и успешно отправил повара на тот свет, а себя в отпуск.

Я, проанализировав действия бойца (не с точки зрения УГиКС), пришел к неутешительному выводу, что приёмы каратэ в данной ситуации были бы малоэффективны, а вот если бы боец умел не только стрелять из автомата, но и использовать его в рукопашном бою для нанесения ударов прикладом или, на крайний случай, штык-ножом, повар бы был жив. Подумал я и о стрельбе, что предупредительный выстрел действительно бы остановил повара и привлек бодрствующую смену к месту ЧП. Но случилось всё как случилось. В общем, необходимость совершенствования прикладной части рукопашного боя мне стала очевидна.

Водоворот событий стремительно распадавшейся империи докатился и до её окраин. Начался отъезд офицеров по своим республикам, неожиданно ставших независимыми. Наш тренер Володя уволился и уехал жить в Подмосковье. Я остался один на один со своими слабыми знаниями карате и желанием совершенствоваться.

Группы, которые тренировал Володя, перешли ко мне, часть народа разбежалось, но многие остались. Как мог я продолжил тренировки.

Связь с тренером я поддерживал и несколько раз приезжал в Москву с целью повысить свой уровень и аттестоваться на красный пояс. Володя познакомил меня с Касьяновым. Я был на некоторых его тренировках и потом занимался у его дочери Софьи. 

Две недели пребывания в столице хватило, чтобы разобраться в том, что касьяновский рукопашный бой это не то штурминское карте, которое знал мой тренер. Все ученики хорошо работали руками, применялись захваты и броски. Понять тенденции развития рукопашного боя по версии Касьянова я смог, но в совершенстве освоить технику в течение двух недель, которые я находился в Москве, было мало. На пояс я не сдал. Вернувшись в Ленинакан, я продолжил собственные тренировки и обучение групп с учётом современных тенденций.

 

Мы используем куки

Некоторые из них необходимы для работы сайта, в то время как другие помогают нам улучшить удобство использования сайта (отслеживающие файлы cookie). Решите для себя, хотите ли вы разрешить использование файлов cookie или нет. Обратите внимание, что если вы их отклоните, то не сможете использовать все функции сайта.