Посты

В Краснодарском центре.

Весной 1996 года война для меня закончилась. Я был назначен начальником штаба отряда, располагавшегося в ППД, куда и убыл. С войны кроме боевого опыта я привез подорванное здоровье, расшатанные нервы и был психологически не готов командовать подразделениями в мирное время.

Я тяготился службой, болел, конфликтовал с командиром отряда. Возможно, это, возможно, другие мотивы привели к тому, что меня направили на обучение в Краснодарский центр переподготовки офицеров спецназа.

С бригады нас собралось четыре человека разного возраста и разных должностей. Сначала мы прибыли в Краснодарское ракетное училище, откуда нас увезли в учебный центр, находившийся недалеко от Хутора Ленина, где и прошла основная часть подготовки.
Это была необычная учёба. Мы начали с азов и прописных истин, которые, как нам казалось, уже давно усвоены. Каково же было наше удивление, когда мы поняли, что многое не знаем, а часть известного усвоили неправильно. Нас учили расслабляться, чувствовать и понимать состояние души и тела. Это отнимало у нас два утренних часа. К началу второй недели занятий мы уже могли управлять сердцебиением и дыханием, некоторые из нас чувствовали, как энергетические волны проходят по телу. Рождалось понимание, какие из органов нуждаются в лечении, и мысленно можно было вызвать туда приток крови.

Учились правильно думать и очищать голову от посторонних мыслей, мыслить образами. Постепенно пришло душевное спокойствие и наши армейские проблемы стали казаться чем-то далеким и несущественным.
Рукопашный бой начинался с правильной ходьбы и быстрой разминки с большим количеством прикладных элементов и нагрузкой на мышцы, которые в нормальном состоянии мало используются. Много времени уделялось нижней акробатике, умению правильно падать, переползать и перекатываться. Самих приемов как таковых не было, нам просто показывали различные варианты рациональных действий с использованием механики человеческого тела. Понимание приходило по мере занятий.

Рукопашный бой вёл подполковник Владимир Павлович Данилов. Он никогда не отбрасывал уже имеющиеся у нас навыки, а как бы накладывал на них рациональные принципы построения схватки. Мне было приятно, что мои навыки восточных единоборств оказались востребованы и помогли увеличить общую эффективность. Мы, при кажущейся одинаковости, были абсолютно разные в построении приемов. Я узнал много вещей, которым не учат единоборства и которых нет в армейских наставлениях. Мы учились использовать момент неожиданности, преодолевать преграды, падать с высоты и оказывать правильную взаимопомощь друг другу при этом.
Через неделю тренировок мы приступили к обучению с оружием – как атаке, так и обороне, учили кувырки, перекаты и переползания с оружием. Изучали нож против автомата и наоборот, способы задержания с помощью оружия и способы нанесения смертельных ударов. Все это занимало почти шесть часов в день. Не было ни одной мышцы, которая у не болела. Но я был рад, что осваиваю систему, с которой познакомился еще в Чечне.
Стрелковая тренировка была после рукопашного боя, так что стреляли мы всегда на фоне физической усталости. Стрельбу вел подполковник Сергей Иванович Сергиенко, с которым я познакомился ещё в Чечне. Это была стрельба ближнего боя, дерзкая, моментальная в которой магазин вылетает за полторы-две секунды. Обучение стрельбе также начиналось с азов. Учились правильной стойке, правильному хвату и удержанию оружия. Учились держать горизонт и чувствовать направление ствола, здесь очень пригодились первые занятия по самоанализу. Стойки с оружием соответствовали стойкам в рукопашном бою, перемещения тоже. Много работали «вхолостую», отрабатывая элементы стрельбы. Были упражнения, которые требовали направления оружия на «противника», роль которого выполнял товарищ. При всем этом четко продуманная организация занятий обеспечивала нашу безопасность.
Когда мы добились уверенного кучного попадания в мишени, началась стрельба в движении. Через некоторое время мишени начали двигаться, еще через время мы сами совершали кувырки, смену положений и уровней. Стреляли на время, скорость и точность, при ограниченном освещении и без освещения совсем. Примерно раз в неделю выезжали на стрельбище, где полученные навыки применяли к автоматам. Еще учились стрелять с движущегося автомобиля, метали гранаты из различных положений. Казалось бы, вещи с рукопашным боем не связанные, но общие принципы биомеханики великолепно работали и здесь.
Хотелось бы отдельно сказать о духовной составляющей наших занятий. Восточные единоборства не воспринимаются без энергии «ци» или «чи». Нечто подобное изучали и мы, в том числе и некоторые отличия в расположении энергетических центров у восточного и европейского человека. Учились управлять этой энергией и учились находить ключевые слова для вхождения в боевой транс. Еще мы учились объемному зрению, то есть способности видеть весь боевой объем и знать границы восприятия глаз. Как-то плавно мы попадали в раздел психологии, изучающей резервные возможности человеческого организма.
Психологическое направление было тесно связано с медициной, по которой были практические занятия. Мы изучали мануальную терапию, способы воздействия на биологически активные точки, работу органов и суставов, медицинские препараты и гомеопатию.
Изучали и обеспечение жизнедеятельности в условиях дикой природы. Это были очень интересные занятия. Одно дело прочитать о том, как из трав или грибов готовить что-либо съестное, совсем другое сделать это практически и попробовать съесть. Тут учишься намного быстрее, и запоминается все надолго.

Два месяца учёбы пролетели быстро, и мы вернулись на прежние места службы. Честно говоря, командиры, направлявшие нас на обучение, так и не поняли, чему полезному нас смогли научить. Полученные навыки были индивидуальными, не вписывались в программу боевой подготовки и существенно изменили мировоззрение их получивших. Я начал видеть окружающий мир не только через призму армейской действительности, но и с точки зрения гражданских людей. Неожиданно я осознал, что больше не хочу делать карьеру в армии.

А через полгода я оказался в Краснодаре, где возобновил контакты с Сергиенко и Даниловым. Будучи более свободным от армейских обязанностей, я общался с различными категориями людей, но такое общение сложнее военного. В армии общение регламентировано уставом, понятиями чести и морали. Все военнослужащие представляют определённую социальную страту со своими интересами и положением в обществе. В жизни все намного сложнее: бандиты, силовики, бизнесмены, спортсмены, профессора и уголовники, умники и простаки. Каждый со своим интересом и часто эти интересы вступают в конфликт. Военный, без специальной подготовки и адаптации почувствует дискомфорт. Частично у меня такая адаптация была, благодаря полученной подготовке, но не было опыта. Набивая шишки и терпя неудачи в наивных проектах конца 90-х, я быстро приобретал необходимый опыт. Для того чтобы не потерять физическую форму и стрелковый навык, периодически тренировался у Данилова и Сергиенко. Наши отношения больше не имели строгой субординации и были приятельскими, а после того как в 2002 году сократили часть и Данилов с Сергиенко оказались на гражданке стали дружескими.

Им пришлось привыкать к гражданской жизни и искать работу. Попробовали они себя в разных сферах. Работали в строительстве и ресторанном бизнесе, но всё было не по душе. Мы часто собирались и вспоминали бурную боевую молодость. На одной из таких встреч родилась идея попробовать обучать системе гражданских людей. Владимир Данилов открыл в городе секцию рукопашного боя. Благодаря собственному мастерству и имеющимся методическим навыкам он быстро приобрел популярность не только в городе, но и в других регионах России, как мастер единоборств, а его ученики добились значительных успехов в рукопашке. Тем не менее, обучать гражданских людей нужно не так как готовят военных. Методом проб и ошибок подстраивали старые наработки под гражданскую жизнь.

С организацией стрелковой подготовки было сложнее. Найти тир и начать обучение стрельбе из боевого оружия всех желающих невозможно. Пришлось переходить на оружие самообороны и пересматривать принципы и задачи подготовки. Пневматическое оружие, пейнтбол и страйкбол оказались очень эффективными для обучения основам скоростной стрельбы и тактике ведения ближнего боя, поэтому их также ввели в программу подготовки. Сергиенко продолжил обкатывать методики в транспортном ОМОНе.

Шедшая полным ходом контртеррористическая операция в Чеченской республике вызвала всплеск интереса спецподразделений к системе подготовки Краснодарского центра, которая себя хорошо зарекомендовала на практике. Многие из офицеров, проходивших подготовку ещё во время своей службы в спецподразделениях ГРУ, служили в спецназах других ведомств. Они то и рекомендовали своим командирам пригласить на подготовку Сергиенко с Даниловым. Благодаря таким рекомендациям проводятся занятия с Краснодарской и Новороссийской «Альфой», Санкт-Петербургской группой «Град». Все это совершенствовало будущую систему.

В одну из наших встреч Сергиенко познакомил меня с президентом академии безопасности «ВОЛХ» Михаилом Борисовичем Ивановым. Это яркий патриот родной веры и русских единоборств, он давно поддерживал контакты с Вишневецким, Сергиенко и Даниловым. На встрече мы договорились о сотрудничестве, которое вылилось в показательные выступления на ВДНХ и выставках холодного оружия. Одновременно с этим были проведены семинарские занятия с бойцами Московского транспортного ОМОНа.

Тогда и встал вопрос, что система должна иметь собственное название.

Обсуждение проходило на подмосковной базе отдыха на Пироговском водохранилище. Именно там Михаил Борисович Иванов предложил дать системе название СБОР. Это одновременно и слово, обозначающее группу людей, собранных единой целью, и аббревиатура, расшифровываемая как Система Боевая Русская.

С лета 2004 года это название стало официальным названием системы. Чуть позже заработал Центр боевого мастерства «СБОР» со штаб-квартирой в Краснодаре.

Нам всем было тогда или под или за сорок с небольшим лет – возраст, когда можно подвести небольшую черту под сделанным и определить направление на будущее. Главное что мы не бросили заниматься боевыми искусствами и даже кое-что создали на этом пути. Теперь нам нужно было определить направление развития Системы: поставить работу со спецназом во главу угла, заявив о своей «особенности» и «избранности», или пойти «в народ», сделав систему доступной в освоении и эффективной в применении человеком любого возраста и профессии. Решили идти «в народ». Также решили увеличить спортивно-оздоровительную составляющую системы. Для этого нужно было все методические разработки собрать воедино и издать в виде энциклопедии. Систематизировать и изложить материалы на бумагу поручили мне. Я согласился и взялся за работу, на которую ушло около пяти лет.

Когда система стала более известна, появился к ней интерес и у прессы. Выходят научно-популярные передачи «Ударная сила» и «Мужские игры», статьи в центральных газетах и специализированных журналах. Появляется опыт использования интернет-ресурса. Первый сайт sbor.su, разработанный и открытый Михаилом Борисовичем Ивановым, просуществовал примерно год. Ведь мы люди старой формации и не знали, что интересно интернет-публике и какая форма подачи материала должна быть. На сайте было много разноплановой информации и не вся она относилась к СБОРу. Что-то было не готово к публикации, а какого-то материала ещё просто не существовало.
После закрытия сайта были разработаны отдельные страницы и подвешены к ресурсу Краснодарcкой ассоциации ветеранов «Альфы» (www.alfa-krasnodar.ru/sbor). С ассоциацией у СБОРа сложились особо теплые и дружеские отношения.

Ветераны Альфы сыграли положительную роль в развитии системы, при их поддержке увидела свет книга «Система боевая русская СБОР», регулярно проводятся семинары и соревнования.

Вскоре вполне закономерно возникла необходимость полновесного самостоятельного интернет-ресурса. К этому времени уже был выработан стиль подачи материала и авторское лицо сайта. Летом 2011 года работа по созданию сайта была закончена, он получил имя sborsys.ru

Методика системы постоянно совершенствовалась на семинарах, сборах и личных тренировках, но вот выразить всё это на бумаге оказалось непростой задачей. Я собрал материалы Данилова, Сергиенко, Иванова, после чего начал их систематизировать и адаптировать к восприятию широкой публики. Пришлось полностью написать историческую часть. Тут было много споров и разногласий. История вообще противоречива, а мы взялись за задачу, которую до нас никто не решал: написать историю с точки зрения ближнего боя. К счастью в этот период я учился в РАГС и имел допуск к обширным историческим источникам, благодаря чему удалось справиться с новой и непривычной для нас задачей. Остальные части потребовали новых фотографий и частичной переработки старого материала. С этим мы тоже справились. Само пособие увидело свет летом 2011 года. Оно быстро нашло признание в научных кругах и получило звание «Лучшее учебно-методическое пособие года». На сегодняшний день это, пожалуй, единственное пособие, посвященное отечественным боевым системам объемом, достоверностью и качеством изложения информации соответствующее современным требованиям.

После издания пособия распространение методики СБОРа и самой Системы пошло быстрее. Инструкторам стало легче работать, имея под рукой такой материал.

Мы пришли к мнению, что Система СБОР в основном создана. Она нас сдружила и стала одним из смыслов нашей жизни. На сегодняшний день акцент нашей деятельности смещается в сторону пропаганды системы. Мало лично знать, что она эффективна, динамична и проста в использовании, важно донести это людям. Здесь возникли новые трудности. На сегодняшний день информационное пространство достаточно заполнено различными материалами в данной области. Разобраться, где действительно стоящее, а где наносное, человеку неподготовленному достаточно тяжело. Мы и сами вначале ощутили настороженное отношение людей, связанных с данной тематикой. Одни видели в нас конкурентов, другие считали «бакланами», третьи имели сложившееся мнение и не хотели воспринимать что-либо новое. Для того чтобы развеять сомнения, мы провели серию показательных выступлений на ТВ с программой «Армейский Магазин», написали и опубликовали статьи с материалами по Системе и приняли участие в пресс-конференции «Российской газеты». Деятельность в этом направлении будет продолжаться.

 

Промежуточный итог

Я ни разу не пожалел о сделанном и усилиях, которые были затрачены на создание Системы. Чтобы как-то обобщить всё вышенаписанное, кратко изложу личные мотивы и цели, которыми руководствовался, принимая участие в создании Системы.

Я был не удовлетворён восточными единоборствами в плане их прикладного использования в боевой подготовке и их эффективности в армейском рукопашном бою. Даже русифицированная версия карате не подходила для российской действительности и войсковой практики.

Русская боевая система, которую я изучал в Краснодарском центре, имела большее прикладное значение с точки зрения боевого применения, но не имела той методической стройности и концептуальной оформленности, как восточные единоборства. Данная система предназначалась для подготовки специалистов военной разведки. Мною же двигало желание сделать полученные навыки пригодными для использования в самообороне, для физического развития и оздоровления любого человека.

Поиск духовных практик и моральных мотиваций, построенных на национальных принципах и подходящих для русской души.

Желание самореализоваться и представить собственный опыт и опыт товарищей для признания обществом.

Как это получилось судить тебе, уважаемый читатель.

Мы используем куки

Некоторые из них необходимы для работы сайта, в то время как другие помогают нам улучшить удобство использования сайта (отслеживающие файлы cookie). Решите для себя, хотите ли вы разрешить использование файлов cookie или нет. Обратите внимание, что если вы их отклоните, то не сможете использовать все функции сайта.