Посты

Суворовское и военное училища, начало службы

Климат средней полосы, как и менталитет людей, отличались от южного сильно. Строгая военная дисциплина и насыщенные занятия быстро притёрли подростков, съехавшихся со всех уголков страны.

В суворовском училище мы чаще, чем гражданские сверстники занимались предметами по военной тематике: тренировки с оружием, стрельба и преодоление полосы препятствия, готовили нас к основам профессии военного. Свободное время я по прежнему посвящал любимым видам борьбы самбо и дзюдо. Офицеры-воспитатели приобщили меня еще и к вольной борьбе. Моё увлечение и успехи были замечены, и вскоре я защищал честь училища на первенствах области среди юношей и различных спартакиадах. Опыт предшествующих лет подготовки и занятия в училище позволяли занимать призовые места. Хорошая успеваемость и спортивные достижения определили дальнейший выбор. Я продолжил учёбу в Новосибирском ВВПОУ.

В училище военные дисциплины были основой обучения. Мне нравились занятия по огневой подготовке, даже в стрелковых тренировках и выполнении нормативов с оружием я находил много приятного. Правда, связать эти тренировки и моё увлечение борьбой в единый комплекс тогда в голову не приходило. Различных упражнений, повышающих прикладной навык в боевой и физической подготовке хватало, но вот системности и общего алгоритма их изучения выведено не было.

По-прежнему продолжал заниматься борьбой. Выступал на первенствах СИБВО, области, ВУЗов, зоны Сибири и Дальнего Востока, других различных мастерских и междугородних турнирах.

Время учебы в Новосибирске совпало с пиком популярности восточных единоборств. Диковинное искусство рукопашного боя, овеянное ореолом тайны, влекло нас. Но судить о карате или ушу мы могли только по фильмам с Брюсом Ли или Джеки Чаном. Из разрозненных знаний, привезённых курсантами с разных концов страны, мы собирали  «свое « карате и тренировали удары и блоки в меру понимания каждого.

Была в училище и секция рукопашного боя. Офицеры и курсанты из десантных рот пропагандировали так называемый РБ от ВДВ, включавший в себя ударную технику рук и ног, броски, подсечки и удушения с болевыми приёмами. Поединки по этому виду рукопашного боя предполагали наличие защитного снаряжения, которого у нас не было. Официальным видом спорта с оформленной системой соревнований этот рукопашный бой тоже не был. Всё держалось на энтузиазме сторонников и проводилось в виде факультативных занятий. Тренировки вел офицер участник боевых действий в Афганистане, что придавало им вид чего-то, на войне абсолютно необходимого.

Кроме этой секции было несколько стихийных групп энтузиастов, в которых курсанты, интересующиеся боевыми искусствами, сами искали на основе различного опыта лучшие подходы в освоении боевых приемов и их оптимизации. Я с удовольствием занимался в одной из этих групп, т.к. время занятий не совпадало с тренировками по самбо, дзюдо и вольной борьбе. На этих занятиях мы пытались моделировать ситуации реального боя и искали приёмы, которые, на наш взгляд, помогут в реальном бою. Наш недостаток был в том, что личного опыта боевых действий курсанты не имели, поэтому объективно оценить, что будет эффективным, что нет, мы не могли. Зато у нас был опыт уличных или бытовых драк, на основе него мы и строили концепцию занятий. К выпуску из училища я уже выполнил мастеров спорта по самбо и дзюдо, в дополнение к этому, как и многие выпускники военных ВУЗОВ того времени, имел несколько спортивных разрядов по различным видам спорта (полоса препятствий, бег 10 км с боевой стрельбой, 20 км с боевой стрельбой и т.д.).

После выпуска в 1985 году я продолжил службу в Закавказье. Приятно вернуться служить в места, где прошло детство. Ещё раз подтвердил звание мастера спорта по самбо и дзюдо на соревнованиях ЗакВО и первенстве Азербайджанской ССР, однако офицерская служба, связанная с личным составом не позволяла регулярно заниматься спортом. Приходилось делать это в свободное время. Так проходили занятия с офицерами 135-го мотострелкового полка в Баку. Занимался я и с разведротой. На бойцах этого подразделения проверяли училищные наработки и делали показательные выступления к военно-патриотическим датам. Эта разведрота занимала несколько лет первое место среди подобных подразделений округа по боевой подготовке. Не только офицеры, но и бойцы проявляли творчество и инициативу. Кто-то из бойцов предложил приспосабливать светодиоды к автоматам, чтобы стрелять ночью. Их использовали вместо ночных насадок на основе фосфора, который необходимо было постоянно подсвечивать. Тогда я начал задумываться, что хорошо бы научиться стрелять без использования прицельных приспособлений, хотя бы на близкие дистанции, но до воплощения этих мыслей в жизнь должно было пройти ещё несколько лет.

С разведротами приходилось работать постоянно. Во время службы на Иранской границе проводил занятия, с разведротой Ленкоранского танкового полка, мы отрабатывали приёмы рукопашного боя, действия при налёте на объект  «условного противника «, захват пленного из засады. Демонстрировали навыки, опять же, на показательных выступлениях к какому либо празднику. После перевода в командно-разведывательный центр начальника разведки 4 армии, занимался с офицерами этого центра, и 800-ой отдельной роты СПН.

Как-то по приказу руководства организовал показательные выступления роты по РБ на республиканском празднике ДОСААФ. К этому времени мне надоело заниматься показательными выступлениями и хотелось боевой работы, но все отговорки, не прошли, и выступление пришлось делать. Офицеры и бойцы были в хорошей физической форме. Некоторые из офицеров за плечами имели опыт Афганской войны, поэтому делали все в серьёз, максимально приближая шоу к реальности.

Во время самого выступления не обошлось без казусов. Вошедшие в азарт участники «показухи» разошлись не на шутку. Один из бойцов, разбивая бутылку об свою голову, вспорол кожу на голове (кровь залила лицо и одежду), а командир группы, работая в связке один против троих, выбил плечо одному, сломал палец другому и травмировал мышцы живота третьему.

Всё происходило на стадионе при большом количестве зрителей, и наши недостатки были видны только нам. Конец выступления потонул в громе аплодисментов. Никто и не заметил, что хорошо поставленный спектакль дал сбой. От начальства досталось, но на «показухи» больше не посылали.

 

Мы используем куки

Некоторые из них необходимы для работы сайта, в то время как другие помогают нам улучшить удобство использования сайта (отслеживающие файлы cookie). Решите для себя, хотите ли вы разрешить использование файлов cookie или нет. Обратите внимание, что если вы их отклоните, то не сможете использовать все функции сайта.