Боевые искусства мира

Кратко о христианстве

Возникновение христианства связано с учительской и проповеднической деятельностью Иисуса из Назарета – Иисуса Христа («Христос» – греческий перевод древнееврейского «машиах», мессия, помазанник). Его учеников и последователей стали называть христианами.

Сам он не оставил письменного описания своего учения, или они не сохранились. Все его деяния известны из письменных свидетельств учеников и более поздних авторов.

Из Евангелий следует, что Иисус Христос был Сыном Божьим, родился от девственницы Марии, обручённой с плотником Иосифом. Мария зачала чудесным образом от Духа Святого. Иисус Христос был крещён Иоаном Крестителем, после чего возведён духом в пустыню для искушения от Дьявола. Выдержав все испытания, Иисус начал своё служение. Проповедуя своё учение, Христос творил чудеса. Он собрал вокруг себя 12 учеников – апостолов. Иисус обличал фарисеев – представителей иудейской религии.

В Иерусалиме он был выдан властям одним из своих учеников – Иудой за 30 сребреников. Иудейский суд, обвинив Иисуса в том, что тот провозглашал себя царём иудейским, приговорил к смертной казни. Римский наместник Понтий Пилат утвердил этот приговор, и Иисус Христос был распят на кресте, а затем похоронен. По свидетельствам очевидцев на третий день воскрес и явился своим ученикам, которые после этого начали проповедническую деятельность.

На территории России исторически утвердилось православное христианство. Православная церковь утверждает, что христианство представляет собой божественное откровение, которое и составляет основу православной веры. Оно опирается на совокупность догматов божественного откровения: троица, боговоплощение, искупление.

Отношение христианства к боевым искусствам

На первый взгляд, христианская любовь к богу и ближнему никогда не сойдутся с боевыми искусствами. Но на самом деле это не так. Просто сложности в понимании возникают из-за устоявшихся стереотипов и нашего упрощённого понимании подходов РПЦ к данному вопросу.

В христианском понимании сопротивление злу и агрессии – это ступень вверх по сравнению с трусостью, а непротивление злу – это еще более высокая степень мужества, как и самопожертвование во имя ближнего.

Тем не менее, на наш взгляд, отношение к боевому искусству, как способу телесного развития и духовного совершенствования, у русской православной церкви всё ещё находится в процессе выработки. Так прикладные виды боевых искусств, целью которых является самозащита или защита ближнего, пользуются благосклонностью церкви, причём в таких боевых искусствах должно быть ограничено состязательное начало. Но и к прикладным видам боевых искусств часть консервативно настроенных священнослужителей имеет нейтральное, либо отрицательное отношение, считая занятия подобного рода символом недоверия богу, как охраннику жизни.

В большей части неодобрение вызывают занятия восточными единоборствами за их направленность к совершенству, поскольку христианство признаёт только одну истинную науку о совершенстве – учение Христово. Под строгий запрет попадают упражнения с так называемой энергией «ки», «чи» или «ци». Священнослужители считают, что практикующий энергетические упражнения, впускает в себя нечистого духа.

Подвергаются критике и спортивные бокс и борьба, когда они направлены на достижение побед в соревнованиях. Священники считают, что их состязательное начало ориентирует на личное превосходство над другими и тщеславие. Человек становится уверенным и спокойным, но источником его внутренних сил является не Господь, а собственная плоть. Повышенный травматизм на таких соревнованиях формирует в соперниках стремление убивать или калечить своего оппонента голыми руками. Однако когда занятия подобными единоборствами проходят на любительском уровне и их целью является укрепление здоровья и подержание физической формы, церковь не имеет ничего против.

В отношении стрельбы используются те же принципы, как и в отношении единоборств. Тут важны не способы и методики стрельбы, а цели её последующего использования. В соревновательных видах стрельбы церкви видится разжигание и культивирование страстей, стрелковые тренировки для личной самообороны подвергаются критике за ориентировку на превосходство над другими, а вот если это делается для защиты ближнего или с целью обороны Отечества, то церковь считает такие занятия богоугодным делом.

Отношение к физическому развитию

Христианство на ранних стадиях своего существования к физическим упражнениям относилось негативно, считая, что тратить силы без практической пользы – грех. В тот исторический период в таком подходе была рациональность и прагматизм. У людей того времени и без того хватало физических нагрузок, даже аристократия много ходила пешком, ездила верхом и выполняла другие действия, связанные с физической нагрузкой.

Первые теоретики христианства писали так: «Благоговея к религии, ты не станешь одобрять безумного бега, бешеных движений, сопровождающих метание диска, равно как и других движений, одно другого сумасброднейших. Уважая стыдливость, ты не будешь выставлять напоказ телесных сил, служащих единственно тщеславию тех, кто их употребляет и унижению тех, против кого они направлены». Это высказывание отражало позицию христианской церкви к спорту того времени, которая выразилась в запрещении в 344 году Олимпийских игр.

По прошествии веков в связи с ростом научно-технического прогресса и недостатком физических упражнений в жизни человека, позиция Православной церкви начала меняться и стала более терпимой к телесному развитию. Тем не менее, приоритет духовного над телесным, по-прежнему остается основополагающим. Вот как в своей книге «Тайна построения исповеди» говорил о спорте один из наиболее почитаемых старцев РПЦ  Иоан Крестьянкин: «Кто заботится о красоте своего тела, кто добивается в модном сейчас увлечении спортом каких-то результатов, посмотрите на них, чего только не предпринимают они, не жалея ни сил, ни времени!

Часами упражняются они, ограничивая себя в еде, даже придумали новый способ лечения и обновления организма длительным голоданием! И всё это предпринимается для физического здоровья, то есть для ничтожно короткого периода земной жизни!»

Согласно Библии, именно физический труд должен быть лекарством, которое лечит душу, пораженную первородным грехом. После грехопадения господь дал человеку заповедь – трудиться на земле в поте лица, добывая себе хлеб. «...проклята земля за тебя, со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терние и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах превратишься». (Быт.3,17). Но, в современном мире, физический труд не является доминирующим. При этом тело не должно быть оставлено в небрежении. По словам апостола Павла: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, которого имеете вы суть от Бога…». (1Кор. 6,19).

Для поддержания работоспособности человеку необходимы физические нагрузки, но как быть, если труд их уже не даёт? Именно здесь на помощь приходит спорт. На спортивных тренировках человек получает столь необходимую ему физическую нагрузку, учится послушанию, внимая советам и наставлениям тренера. Человек укрепляет свою волю, забывая об усталости, приходит к пониманию того, что плоть может быть послушной. Поэтому спорт стал частичной заменой физическому труду. Церковь делает здесь существенную оговорку: в отличие от труда, спорт, сам по себе, не преобразует человека духовно. Более того, дух соперничества пагубен для спасения души.

Положительное отношение христианства отмечено к общей физкультуре, водным процедурам, закаляющим организм, кроссу, индивидуальной гимнастике. Поощряются походы и путешествия, дающие навыки выживания и умения наладить быт в полевых условиях. Пользуется благосклонностью и туризм, где преодоление сложных маршрутов, требует терпения, выносливости, умения ладить между собой для достижения конечной цели.

Всё же с точки зрения православной церкви полезное дело, требующее физической нагрузки, гораздо лучше любого спорта, потому что тогда физическая сила не будет потрачена впустую, а окружающие вместо соблазна получат благословение.

Отношение к войне

Существует стереотип, что церковные каноны (конкретно – 83-е апостольское правило и 7-е определение IV Вселенского собора) запрещали монахам и священнослужителям воинские тренировки и участие в военных действиях с оружием в руках. Для того чтобы понять, что этот стереотип не верен, достаточно обратиться к упомянутым каноническим текстам.

83-е апостольское правило гласит: «Епископ, или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся и хотящий удержать, т.е. римское начальство и священническую должность: да будет извержен из священного чина. Ибо Кесарю Кесарево, и Богу Богово». А в 7-м определении IV Вселенского собора говорится: «Вчинённым единожды в клир и монахам определили мы не вступать ни в воинскую службу, ни в мирской чин: иначе дерзнувший на сие, и не возвращающийся с раскаянием к тому, что прежде избрали для Бога, предавать анафеме».

В обоих случаях речь идет лишь о запрете для монахов и священнослужителей совмещать службу Богу со службой в армии или любой другой светской службой. Упражнения в воинском искусстве для защиты же своей обители или Родины с оружием в руках церковь не возбраняла никому.
«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн, 15. 13)

В христианстве это понимается, как благословление господнее защищать свою семью, свой дом, свою страну и православную веру, если они находятся в опасности.

В этом плане интересна суть церковного предания про спор святого равноапостольного Кирилла и мусульман. Когда святой равноапостольный Кирилл был послан Патриархом Константинопольским на евангельскую проповедь и прибыл в столицу сарацин, с ним вступили в спор о вере ученые последователи Магомета. Между прочими вопросами задали ему такой: «Христос есть Бог ваш. Он заповедал вам молиться за врагов, добро творить ненавидящим и гонящим вас, – бьющим в ланиту подставлять и другую, – а вы что делаете? Если кто обидит вас, изощряете оружие, выходите на брань, убиваете. Почему вы не слушаете своего Христа?»

Выслушав cиe, святой Кирилл спросил у совопросников своих: «Если в каком-либо законе будут написаны две заповеди, который человек будет совершенный исполнитель закона – тот ли, кто исполняет одну заповедь, или тот, кто исполняет обе заповеди?» Когда агаряне сказали, что совершеннее исполнит закон тот, кто соблюдет обе заповеди, то святой проповедник продолжал: «Христос Бог наш, повелевший нам молиться за обидящих нас и им благотворить, сказал также, что большей любви никто из нас в жизни сей явить не может, разве кто положит душу свою за други своя (Ин. 15. 3). Вот почему мы великодушно терпим обиды, причиняемые нам как людям частным, но в обществе друг друга защищаем и полагаем души свои на брани за ближних своих, чтобы вы, пленив наших сограждан, вкупе с телами не пленили и душ их, принудив к отречению от веры и богопротивным деяниям.

Наши христолюбивые воины с оружием в руках охраняют Святую Церковь, охраняют государя, в священной особе коего почитают образ власти Царя Небесного, охраняют отечество, с разрушением коего неминуемо падет отечественная власть и поколеблется вера евангельская. Вот драгоценные залоги, за которые до последней капли крови должны сражаться воины, и, если они на поле брани положат души свои, Церковь причисляет их к лику святых мучеников и нарицает молитвенниками пред Богом».

Если посмотреть на русские святцы, то, многие из святых – или воины, или монахи. Это понятно, т.к. монах всю свою жизнь отдает Богу, а воин постоянно должен быть готов положить голову за други своя и тем самым выполнить наиважнейшую заповедь: «Нет больше той любви, если кто душу положит за друзей своих» (Иоан, 5, 13). В русском народе идеалы воинского служения всегда были очень высоки, поэтому так много святых среди русских князей-воинов.

В русской армии представители Православной церкви никогда не вмешивались непосредственно в процесс боевой подготовки. Их цель состояла в том, чтобы «утвердить воинских чинов в вере и благочестии», развить в них высокие чувства любви к Богу и преданности Отечеству. Православное христианство учит стойко переносить тяготы, лишения, испытания и трагедии земной жизни во славу божью, за что в загробном мире будет дарован рай небесный. Поскольку на военной службе тягот и лишений хватало всегда, то здесь армейские требования их стойко переносить и суть христианства совпадают. Воины находили утешение в лоне церкви. Там же получали отпущение грехов. Считается, что защита Отечества – дело святое, ради которого допустимы занятия единоборствами с целью повышения ратного мастерства и психологическая подготовка, имеющая установки часто противоположные идеалам христианства и даже направленные на физическое уничтожение противника.
История сохранила примеры, когда монахи становились воинами и  защищали с оружием в руках свои обители. Из многочисленных примеров приведем два, на наш взгляд самых ярких. 

  1. Оборона Троице-Сергиевой Лавры в начале XVII века. Больше года обороняющиеся (около 3000 человек)  успешно отражали войска Лжедмитрия Второго численностью до 30000 человек. Особенно отличился в боях отряд под начальством троицкого монаха Нифонта (Змиева).
  2. Оборона Соловецкого монастыря на протяжении около 300 лет от нападения шведов, финнов, датчан и англичан. В начале XVII века соловецкие монахи стали единственными защитниками северных границ России.

Заполняя духовно-идеологический вакуум, возникший после распада СССР, православная церковь начала активную экспансию по всем направления. Так в армии вновь появились полковые батюшки. Такая практика была в традиции Русской армии Российской империи.

Причём вплоть до Первой Мировой войны полковые священники иногда даже ходили в атаку вместе с солдатами, вдохновляя их на подвиг. В руках у священников были не винтовки и пистолеты, а иконы и кресты. Генерал А.А. Брусилов, вспоминая о боях 1915 года, писал: «В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры – полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением... Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой...». Во время войны 1914-1918 годов за проявленный героизм около 2500 военных священников были отмечены государственными наградами.

Часто приводится пример казачества, как синтез воинского жизненного уклада и христианского вероисповедания. Например, у казаков была церковная традиция проводов на службу, благодарственный молебен по возвращению со службы. А Престольный праздник церкви станичной отмечался во всех станицах. На майдане накрывали столы, праздновали и в домах. Всё это сопровождалось песнями, плясками, джигитовками, воинскими состязаниями. Гуляли по три дня. В казачестве говорят: «Казак без веры – не казак!» С опорой на христианство казаки не раз громили врага, геройски защищали границы Отчизны. Детальные основы веры они не изучали, и поэтому особенностей во взаимодействии воинского уклада и христианской доктрины не замечали. Тело тренировали для боя, а душу предавали воле божьей.

Библия и богословы о войне

Апостольские послания насыщены символами и сравнениями из военной жизни: «Отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим., 13, 12), «…с оружием правды в правой и левой руке» (Кор. II, 6, 7), «Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (Феc. I, 5, 8), «Переноси страдания, как добрый воин Ии­суса Христа» (Тим. II, 2, 3).

Сам Спаситель показал пример праведного гнева, когда с бичом в руках изгнал торгующих из Иерусалимского храма (Ин. 2, 13-15; Мк. 11 15-16).

Иоанн Златоуст говорит: «Если кто-нибудь убьет по воле Божией – убийство это лучше всякого человеколюбия. Если же кто-нибудь и окажет милость из человеколюбия, но вопреки воле Божией, – милость эта недостойнее всякого убийства. Не природа вещей, но Божий суд делает их добрыми или дурными».
Христианская этика выработала понятие о воинской службе и, самое главное, о воинской смерти. Главное – не победа и убийство врага, а самопожертвование. Смерть солдата в брани приравнивается к подвигу мученичества.

Мучеником считается только тот, кто соблюл заповеди Христовы. «Не забывайте, что добрый воин – лев против врагов – должен быть агнцем между своими. Живите кротко и любовно, а гнев и грозу берегите для врагов Отечества» (Святитель Филарет (Дроздов), «Катехизис для воинов»). Такое состояние, особенно в пылу битвы должно поддерживаться молитвой: «Воин, идя против врагов, должен молиться и молитвою подкреплять свое мужество» (Там же).

Краткое обобщение

  • Если обобщить всё выше написанное, то на сегодняшний день по теме отношения православного христианства к боевым системам можно сделать следующие выводы:
  • Предпочтение отдается прикладным видам боевых искусств или стрельбы, имеющим практическую направленность на защиту ближнего и Отечества.
  • Негативное отношение к состязательным видам единоборств.
  • Медитация и использование энергетических практик запрещены категорически.
  • Христианская молитва, обращение к богу для достижения успехов в тренировочном процессе и для помощи в благих делах при использовании боевых систем поощряется.
Мы используем куки

Некоторые из них необходимы для работы сайта, в то время как другие помогают нам улучшить удобство использования сайта (отслеживающие файлы cookie). Решите для себя, хотите ли вы разрешить использование файлов cookie или нет. Обратите внимание, что если вы их отклоните, то не сможете использовать все функции сайта.